Skip to content
 


Тростниковая водка кашаса: история

кашаса тростниковая водкакашаса тростниковая водкаИз чего только жаждущие градусов жители Земли не делали пьянящую жидкость! Из свеклы и картофеля, из кактусов и меда, чуть ли не из всего, что растет в той местности, где эти жаждущие проживали. В Бразилии, как известно, алкогольный напиток делали из сахарного тростника. И назвали его кашаса. Начнем сегодня разбираться с историей, производством и употреблением этого напитка.

Само слово имеет португальское происхождение и на этом португальском выглядит как “cachaca”, а обозначает ничто иное, как обработанный забродивший сок того самого сахарного тростника. Напиток имеет крепость около сорока градусов, то есть по традиционной классификации имеет статус крепкого алкогольного напитка. А в Бразилии считается национальным алкогольным напитком и имеет статус коммерческого названия. Фактически, кашаса для бразильцев тоже самое, что для славян водка, для японцев сакэ или сётю, для французов шампанское – это свой, родной алкогольный напиток. Повод для национальной гордости, так сказать. Правда, за пределами страны о кашасе все еще известно довольно мало, тем более что примерно лишь один процент производимого тут напитка эти пределы покидает, с остальными процентами бразильцы вполне успешно справляются сами. Но специалисты считают, что всемирная слава кашасы не за горами.

Как появилась кашаса

Кашаса в чем-то из своей истории похожа на текилу. Во-первых, местные жители должны быть и в первом и во втором случае благодарны за появление этих алкогольных напитков колонизаторам. Хотя это и во-первых и в-последних. На этом, на мой взгляд, особо тесное подобие заканчивается. Различия более существенны. Первое принципиальное различие – испанцы, приложившиеся к появлению современной текилы, все-таки больше учли мексиканские традиции, а вот португальцам, прибывшим в Бразилию, тот способ, которым вызывали брожение сока корнеплодов здешнего растения маниоки местные жители, категорически не понравился. Сам же способ был прост и бесхитростен, а учитывая отсутствие дрожжей, вероятно, и единственно возможный: наплевать в сосуд с брагой. Так же, напомню, действовали и на другом краю Земли, получая рисовое вино. Так что брезгливые португальцы поначалу завозили себе горячительное из Старого Света. Завозили они так же и рабов, дабы те трудились на плантациях сахарного тростника, для выращивания которого климат завоеванных территорий оказался весьма благоприятен.

Вот как раз чернокожие невольники и проявили похвальную наблюдательность, заметив, что, если в кормушках, из которых ест скот, долго будет находиться сахарный тростник, то там появится необычная жидкость с терпким вкусом и специфическим запахом. Африканские негры не побрезговали удовлетворить свою любознательность и попробовать эту жидкость. А распробовав, оценили ее свойства. И со временем конкистадоры обратили внимание и на исходящий от рабов запашок, и на их неожиданно меняющееся поведение. Расследование привело к обнаружению браги из сахарного тростника. А там уж и до перегонки забродившего сладкого тростникового сока осталось рукой подать. Так и появился на свет еще один алкогольный напиток – кашаса.

Революционная история кашасы

Итак, закончилась предыстория кашасы и началась ее подлинная, так сказать, аутентичная история. И эта история была совершенно необычной для обычного, казалось бы, алкогольного напитка. Более того, это была революционная история. Судите сами: в семнадцатом столетии на фактически созданную рабами кашасу эксплуататоры их труда и, получается, их же открытий в области самогоноварения стали закупать новые партии невольников. В восемнадцатом, после обнаружения в южных районах страны месторождений золота, кашаса становится твердой валютой всех организованных и не очень золотодобытчиков. Но тут португальцы вновь продемонстрировали свою недальновидность и попытались противопоставить этому алкогольному напитку завозимые вместе с рабами всякие портвейны. А их конкуренту – кашасе – перекрыть доступ к потребителю либо запретом на изготовление, либо сумасшедшим налогом, делавшим такое изготовление заведомо убыточным делом.  Результатом этого стала самая настоящая революционная ситуация, когда “низы не хотели” отказываться от кашасы, а “верхи не могли” разрешить ее по своим соображениям. Наряду с традиционными революционными лозунгами в Бразилии, начавшей борьбу за свободу и независимость, восставшие против португальских властей провозгласили лозунг “За нашу кашасу!”. ИМХО – очень подкупающая честность, без лишней пропагандистской шелухи, характерной для европейских революционеров. Жаль, конечно, что “затея не удалась. Но за попытку спасибо!”

Еще через сто лет кашаса тихонечко прозябала в тени набравших популярность европейских спиртных напитков, а еще через сто ее вытащили из этого полузабвенья и провозгласили национальным алкогольным символом. Хотя – повторюсь — многие считают, что звездный час этой бразильской Золушки еще впереди.

И, между прочим, кое где в этой удивительной стране кашаса – не просто местный национальный напиток, а напиток в каким-то смысле ритуальный: перед тем, как пытаться обратиться к божеству, следует выпить немного кашасы – не тлько для смелости от собственной дерзости, но и для лучшего взаимопонимания, ведь потомки африканцев считают, что бог Эшу пьет только кашасу!


Написать отзыв

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru